На главную написать письмо карта сайта
Публикации
Первая фирма патентных поверенных
изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, фирменные наименования, ноу-хау, произведения науки, литературы и искусства...
Почему это надо
Как это делается
Почему выбирают нас
Наши клиенты
Это интересно
Обучение
Стоимость услуг
Вопросы и ответы
Неотложные меры
Законодательство
Публикации
Наши патенты
Наши товарные знаки
Олимпийские товарные знаки
Звездные товарные знаки
   
© 2002 (Вестник Инжинирингового центра ЮКОС, №5, с.49-50;
версия для сайта Первой фирмы Патентных поверенных)

Маргарита Сафина, патентный поверенный РФ,
Уфимский филиал ООО «ЮганскНИПИнефть»

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РЕШЕНИЯ

Системный подход к постановке патентно-
лицензионной работы на предприятиях НК «ЮКОС»

В Нефтяной Компании «ЮКОС» внимание к интеллектуальной собственности заметно активизируется. В марте 2002 года на базе Томского политехнического университета проведен тренинг-курс «Управление интеллектуальной собственностью Компании». Разработан и введен в действие Стандарт Компании «Порядок управления интеллектуальной собственностью Компании и управляемых обществ», в соответствии с которым, в частности, при заключении договоров на НИР предусматривается обязательное проведение патентных исследований.

В то же время целый ряд важнейших аспектов патентно- лицензионной работы на предприятиях Компании и, следовательно, в Компании в целом - остается вне поля зрения из-за отсутствия системного подхода к её постановке.

Предлагаемый системный подход включает известные меры, тем не менее способные в совокупности вывести всю научно-производственную и/или производственную деятельность предприятия – будь то институт (разработчик) или производственное объединение (заказчик) - на качественно новый уровень. К этим мерам относятся:

• обязательное сопровождение научных разработок, а также принимаемых производственных решений патентными исследованиями,
• практическое овладение экономическими аспектами патентно- лицензионной работы,
• организация отношений разработчиков новой продукции и покупателей, внедряющих эту продукцию, в рамках лицензионных договоров на использование ИС.

Согласно действующему ГОСТ Р.15.011-96, патентные исследования являются неотъемлемой составной частью обоснования принимаемых хозяйствующими субъектами решений, связанных с созданием, производством, реализацией, совершенствованием, использованием, ремонтом и снятием с производства объектов хозяйственной деятельности. Главными аргументами против патентных исследований в последние 10-12 лет стали: для заказчика - "дорого", а для разработчика - "заказчик не требует". На практике дело оборачивается поисками технических решений в заведомо неперспективных направлениях, созданием неконкурентоспособных разработок или дублированием уже известных. И для заказчика, и для разработчика внедрение в производство продукции, не прошедшей исследований на патентную чистоту, чревато нарушением прав третьих лиц и, соответственно, материальными издержками и утратой доброго имени фирмы. И, наоборот, сопровождающие научную разработку патентные исследования объективно показывают её место в сравнении с аналогичными разработками и позволяют заказчику не покупать "кота в мешке", а принимать (или не принимать) разработку такой, как она есть, а разработчику - обоснованно говорить о повышении цены патентно чистой разработки, технико-экономические параметры которой, по результатам патентных исследований, соответствуют лучшим отечественным и/или зарубежным аналогам; так же, как и разработки, выполненной с созданием изобретений.

Справедливости ради надо сказать, что уже сегодня серьезные заказчики требуют подтверждения уровня и патентной чистоты предлагаемых к внедрению разработок, а добросовестные разработчики, заинтересованные в том же (а не в сбыте лежалого «научного» товара), удовлетворяют это требование путем проведения патентных исследований.

Факт и дата предоставления разработчиком заказчику отчета о патентных исследованиях по разработанному объекту техники имеет и еще один правовой аспект, важный опять же для обоих субъектов. Дело в том, что выполненный согласно ГОСТу отчет включает оценку патентоспособности вновь созданных технических решений и определение целесообразности их правовой охраны (Форма Д.2.2), т.е. по существу является уведомлением заказчика разработчиком о созданном изобретении. В течение 4-х месяцев с даты этого уведомления заказчику следует принять решение относительно судьбы этого изобретения, так как, согласно статье 8 Патентного закона РФ, если работодатель в течение указанного срока не подаст заявку в Патентное ведомство, не переуступит право на подачу заявки другому лицу и не сообщит автору о сохранении соответствующего объекта в тайне, - автор имеет право подать заявку и получить патент на свое имя. Предоставление отчета о патентных исследованиях необходимо и интересно, таким образом, и заказчику, и разработчику: заказчику – для того, чтобы разработчик не мог заниматься патентованием за его спиной, а разработчику – чтобы «развязать себе руки», если уведомленный заказчик не предпринял ни одно из перечисленных в Законе действий. Автору, кстати, по большому счету не слишком важно, кто заплатит ему за использование его изобретения: институт или объединение, но он должен быть уверен в получении вознаграждения по Закону.

И институт, и объединение, и Компания в целом заинтересованы монополизировать права на перспективные разработки и ввести их в хозяйственный оборот, торгуя ими или, наоборот, запрещая их использование конкурентам; и институт, и объединение, и Компания в целом заинтересованы не иметь судебных тяжб ни с третьими лицами, ни с авторами; а такие прецеденты известны, например /1, 2/.

Что касается экономических аспектов патентно-лицензионной работы, то первый, очень важный шаг на пути практического овладения ими был сделан бухгалтерами предприятий на упомянутом тренинг-курсе «Управление интеллектуальной собственностью Компании». Однако о вовлечении объектов интеллектуальной собственности в хозяйственный оборот говорить пока не приходится, так как финансово-экономические службы подключаются медленно. В частности, из-за отсутствия на предприятиях грамотной амортизационной политики в отношении прав на объекты ИС на поверхности остаются лишь возможности понести убытки в виде налогов на имущество. В результате права на объекты ИС или вовсе не ставятся на бухгалтерский учет или ставятся с заниженной стоимостью. В то же время доля нематериальных активов в общем объеме учтенного имущества большинства солидных предприятий мира возрастает, улучшая не только их реноме, но и, главное, - результаты финансово-хозяйственной деятельности.

Делая акцент на анализе интересов институтов и объединения: опять же очевидно, что они взаимосвязаны, но не противоречат друг другу. Если выполненная по заказу разработка запатентована объединением, то и работать в качестве нематериального актива она начнет на объединение; но институту такая разработка должна быть оплачена выше, чем разработка без патентной защиты. Это очевидно, как очевиден факт более высокой стоимости патентной лицензии по сравнению с беспатентной /3/. Если объединение после всестороннего технико-экономического анализа разработки и анализа патентно-лицензионной ситуации, включая деятельность фирм-конкурентов, принимает решение о нецелесообразности для себя патентной защиты разработки института, это вольны сделать институт или автор; институт не получит от объединения «надбавку» за разработку, выполненную на уровне изобретения, но, став патентовладельцем, сделает все возможное для извлечения из этого выгод самостоятельно.

Организация отношений разработчиков-поставщиков новой продукции и технологий, созданных в процессе прикладных научных исследований, и покупателей, внедряющих эту продукцию, в рамках лицензионных договоров на использование ИС представляется предпочтительной альтернативой, в том числе традиционным договорам НИР. Не секрет, что в прикладных областях науки договоры НИР часто заключаются под уже совершенно определенные технические решения, и именно поэтому закономерен конфликт интересов сторон, связанный с принадлежностью прав на «созданные в процессе НИР» объекты ИС. Заключая лицензионный договор, обе стороны реализуют свои законные права: покупатель исключает для себя пресловутый «отрицательный результат» (который «тоже результат, на то и НИР»), поскольку в тексте лицензионного договора оговаривается и гарантируется патентовладельцем достижение вполне определенного технологического эффекта, а поставщик-патентовладелец именно за эти гарантии и получает от покупателя несколько более существенное вознаграждение, чем за НИР, которая по определению может оказаться и неэффективной. Экономический эффект от приобретения лицензии включает в себя и исключение расходов на судебные тяжбы с третьими лицами по поводу несанкционированного использования ИС.

К сожалению, пока в части заключения лицензионных договоров (впрочем, как и в части динамики патентования и стимулирования изобретательской деятельности вообще) предприятия НК «ЮКОС» отстают (например, от нефтедобывающих предприятий Татарстана). А ведь по данным Роспатента, регистрирующего лицензионные договоры, изобретения и полезные модели, созданные для нефтегазодобывающей промышленности, относятся к наиболее востребованным наряду с объектами химии, нефтехимии, машиностроения и станкостроения. Следовательно, своевременно патентуемые (монополизируемые) научные разработки ученых и специалистов Компании могут и должны стать еще одним товаром наряду с «черным золотом»; товаром, который выгодно отличается от материального тем, что, будучи продан, он всегда остается у владельца и продолжает работать на него.

Литература

1. В.Г.Белобородов - Патентные проблемы инженерной стратегии нефтедобывающего предприятия. – Нефтяное хозяйство, 1997, №4, стр.6
2. В.Г.Белобородов - Уроки судебной практики. – Патенты и лицензии, 2000, №3, стр.9
3. Как рассчитать цену лицензии. Практическое пособие. – МП «ДжИПЛА лимитед», Москва, 1992, стр.20.

© Первая фирма Патентных поверенных, 2004-2017
с 25.03.2008

с 16.09.2004