На главную написать письмо карта сайта
Публикации
Первая фирма патентных поверенных
изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, фирменные наименования, ноу-хау, произведения науки, литературы и искусства...
Почему это надо
Как это делается
Почему выбирают нас
Наши клиенты
Это интересно
Обучение
Стоимость услуг
Вопросы и ответы
Неотложные меры
Законодательство
Публикации
Наши патенты
Наши товарные знаки
Олимпийские товарные знаки
Звездные товарные знаки
   
© Тезисы доклада на ежегодной республиканской конференции по коммерциализации объектов интеллектуальной собственности, организуемой Роспатентом на базе РНТК «Баштехинформ», г.Уфа, 2007 г.
М.Б. Сафина, патентный поверенный РФ.


IV часть Гражданского кодекса РФ:
заметки на полях

Накануне вступления в силу IV части Гражданского кодекса РФ, заменяющей собой с 1 января 2008 года все законы по интеллектуальной собственности (ИС), хочется выразить надежду, что правы все-таки те специалисты, которые не считают грядущие изменения революционными.

Желая сформулировать принципы, общие для работы с объектами ИС разной природы - объектами и авторского, и патентного права - и, соответственно, желая унифицировать терминологию, Законодатель заставил поволноваться специалистов, работающих в обеих областях.

Патентоведов, безусловно, насторожила часть вторая статьи 1345 – статьи, открывающей Главу 72 «Патентное право»: «Автору изобретения, полезной модели или промышленного образца принадлежат следующие права: 1) исключительное право; 2) право авторства». Эта норма сформулирована аналогично норме части второй статьи 1255 – статьи, открывающей Главу 70 «Авторское право»: «Автору произведения принадлежат следующие права: 1) исключительное право на произведение; 2) право авторства….». И если в отношении объекта авторского права – произведения науки, литературы или искусства – принадлежность именно автору исключительных прав на произведение ни у кого не вызывает сомнения (впрочем, в статье 1270, как и следовало ожидать, предусмотрено, что исключительное право на произведение принадлежит автору или иному правообладателю), то в отношении объектов патентного права наделение автора исключительными правами, что называется, «режет слух»: а как же быть с правом патентообладателя?

Давайте будем читать кодекс дальше.
Статья 1357: «Право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец первоначально принадлежит автору…. Право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец может перейти к другому лицу (правопреемнику) или быть ему передано в случаях и по основаниям, которые установлены законом, в том числе в порядке универсального правопреемства, или по договору, в том числе по трудовому договору».

Статья 1358: «Патентообладателю принадлежит исключительное право на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца… (исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец)…. Патентообладатель может распоряжаться исключительным правом на изобретение, полезную модель или промышленный образец».

И, наконец, статья 1370:
«Исключительное право на служебное изобретение, полезную модель или промышленный образец… принадлежит работодателю, если трудовым или иным договором между работником и работодателем не предусмотрено иное».

Так что революции в патентном деле, действительно, не случилось.
Что касается волнений среди специалистов в области авторского права, то для них «режущими слух» оказались нормы статей 1234 и 1285, в соответствии с которыми «по договору об отчуждении исключительного права на произведение автор или иной правообладатель передает принадлежащее ему исключительное право на произведение в полном объеме приобретателю такого права». Давно привычные для работы с объектами промышленной собственности договор уступки (с 1 января 2008 года - договор об отчуждении исключительного права) и лицензионный договор пришли теперь на смену авторским договорам, применявшимся по авторскому праву.

Применительно к ежедневной практике, выше названные обстоятельства обязывают патентные службы предприятий быть особенно внимательными при организации взаимоотношений заявителей на регистрацию исключительных прав с авторами, не являющимися работниками предприятия-заявителя. Принимая во внимание принадлежность исключительных прав авторам (статьи 1255, 1345), а также пункт 2 статьи 1234, не следует подавать заявки на регистрацию без предварительного заключения с авторами, не являющимися работниками предприятия-заявителя, договоров об отчуждении исключительного права в письменной форме.

Несколько заметок в отношении защиты исключительных прав.
Несмотря на то, что правом требовать выплаты компенсации (в размере до пяти миллионов рублей) вместо возмещения убытков при нарушении исключительных прав Законодатель по-прежнему наделяет лишь правообладателей объектов авторского права и смежных прав (статьи 1301, 1311), а также товарных знаков (статья 1515) и наименований мест происхождения товаров (статья 1537), в отношении объектов патентного права имеется норма (статья 1407), в соответствии с которой патентообладатель вправе потребовать публикации в официальном бюллетене федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности решения суда о неправомерном использовании изобретения, полезной модели, промышленного образца или об ином нарушении его прав. Указанное требование предъявляется потерпевшим к нарушителю исключительного права. В соответствии со статьей 1250, публикация решения суда о допущенном нарушении исключительных прав (на любой объект, включая объекты авторского права и другие объекты промышленной собственности - прим. авт.), осуществляется независимо от вины нарушителя и за его счет.
Еще одной нормой, подтверждающей серьезное усиление ответственности за нарушение исключительных прав является следующая (статья 1253): «Если юридическое лицо неоднократно или грубо нарушает исключительные права…, суд может принять решение о ликвидации такого юридического лица по требованию прокурора. Если такие нарушения совершает гражданин, его деятельность в качестве индивидуального предпринимателя может быть прекращена по решению или приговору суда».

Нарушение исключительного права на секрет производства влечет ответственность нарушителя в виде обязанности возместить причиненные убытки (статья 1472).
В данном случае, так же, как и в случаях нарушения исключительных патентных прав, для толкования понятия «возмещение убытков» следует обращаться к пункту 2 статьи 15 Гражданского кодекса: «Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе потребовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Поскольку Законодателем введено в Гражданский кодекс в качестве объекта исключительного права также и фирменное наименование (§ 1 Главы 76), и не допускается использование другим юридическим лицом, зарегистрированым позднее, фирменного наименования, сходного с ним до степени смешения (статья 1474), очевидно, что требование возмещения убытков именно в таком контексте – как возмещение упущенной выгоды в размере не меньшем, чем доходы, полученные вследствие нарушения исключительных прав на фирменное наименование – может сыграть решающую роль для прекращения таких длящихся нарушений, как например, нарушение Кредитным потребительским кооперативом граждан «ИнвестКапиталКредит» исключительных прав на фирменное наименование ООО «ИнвестКапиталБанк».

УФАС России признало преимущественное право за фирмой, чье фирменное наименование зарегистрировано раньше – за ООО «ИнвестКапиталБанк». Однако, несмотря на то, что еще 16 ноября 2006 года Арбитражный суд апелляционной инстанции оставил без изменения Решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 28 сентября 2006 года, подтвердив тем самым правомерность выдачи Кредитному потребительскому кооперативу граждан «ИнвестКапиталКредит» предписания о прекращении нарушения антимонопольного законодательства, «ИнвестКапиталКредит» по сегодняшний день продолжает оспаривать эти решения и предписания. Возможно, что именно здесь будет уместным также применение статьи 1253 о ликвидации юридического лица, неоднократно или грубо нарушающего исключительные права.



© Первая фирма Патентных поверенных, 2004-2017
с 25.03.2008

с 16.09.2004